Запорожский активист, получивший перелом во время массажа: «Терапевт потянула мою ногу, и раздался хруст»

969

Житель Запорожья, который, вопреки инвалидности, вел активный образ жизни и был волонтером, по вине медработника оказался на больничной койке.

37-летний житель Запорожья Алексей Чабанов получил серьезную травму, которая на долгое время лишила его, спортс­мена-инвалида, возможности вести привычный образ жизни.

В 2005 году Алексей Чабанов попал в автокатастрофу, в результате которой оказался прикован сначала к постели, позже – к инвалидной коляске. Но он не опустил руки и начал заниматься фехтованием, регби волонтерством. Раньше он нередко отстаивал  честь Украины на международной арене.

Казалось бы, ничто не могло помешать Алексею вести активный образ жизни. Но в начале августа случилось непредвиденное.

– Обратиться к мануальному терапевту мне посоветовал незнакомый парень, который занимался рядом со мной в спортзале, – рассказывает Алексей. – Он увидел, как я держусь за больную спину, и дал адрес и телефон медика. Я сходил к той женщине раз, второй. Вроде нормально себя чувствовал. Предупредил ее, что из-за инвалидности у меня хрупкие кости. Первый раз она мне полчаса уделила, второй – минут за десять справилась. А в последний раз так вправляла мне спину, что произошел перелом шейки бедра, разрыв мениска и была раздавлена хрящевая ткань в колене. Мануальный терапевт взяла меня одной рукой под бедро, другой – под колено, затем уперлась своим коленом в тазобедренный сустав и потянула ногу на себя. Раздался хруст, и я одурел от боли! Сразу понял, что это перелом. Медик же уверяла, что «это вывих, не бойся».

В больницу Алексея доставила скорая помощь, а массажистка осталась работать дальше, потому что у нее еще были клиенты.

— Она не могла терять деньги, как я понимаю. С меня брала 300 гривен за сеанс. Процедуры проводит в квартире, говорит, что у нее есть все документы, мол, она и терапевт, и реабилитолог. Но я у нее не требовал показать документы – всегда верил людям на слово, вот и поплатился. Тот сеанс лишил меня будущего. Раньше я мог перемещаться по городу, заниматься волонтерством, спортом. Сейчас это все для меня невозможно. Лечение растянется еще как минимум на полгода и потребует немалых средств, что для нас с мамой-пенсионеркой очень нелегко, — говорит Алексей.

Ответит ли виновник за свои действия?

– Я думаю, что женщина, скорее всего, выкрутится. Мы, люди с инвалидностью, являемся одной из самых незащищенных категорий населения. Как сказали мне в судмедэкспертизе, необходимо установить ущерб здоровью, который она мне нанесла.
Устал валяться на кровати, – говорит Алексей.  – Ведь привык в день проезжать на коляске больше десяти километров.

А насколько я знаю нашу медико-социальную экспертизу, она ничего толком не установит: для них я как был инвалидом первой группы, так и останусь инвалидом первой группы. И никто не учтет, что до того вел активный образ жизни: в день проезжал больше десяти километров в коляске, позволял себе ходить по реке на каяках, обучал волонтеров, помогающих людям с ограниченными физическими возможностями, и сам был волонтером нескольких организаций, мог ползать на четвереньках, спуститься на пол и подняться, самостоятельно пользоваться туалетом. Что я работал с больными детками – аутистами, даунами… Всего этого теперь у меня нет. Все перечеркнуто переломом. Сейчас могу лежать только на спине и на правом боку.

Правоохранители занялись этим делом?

– Написал в полицию заявление, но там очень много волокиты, везде требуется мое присутствие, а я сейчас прикован к постели. От мануального терапевта никакой помощи не последовало. Она прислала ко мне своих адвокатов, в полиции хотела свалить вину на парня, моего помощника: дескать, это он меня уронил. И даже не извинилась ни передо мной, ни перед моей мамой.

В данный момент открыто уголовное производство по признакам статьи «Неосторожное тяжкое или средней тяжести телесное повреждение» Уголовного кодекса Украины. Санкция статьи предусматривает до двух лет лишения свободы. Мануального терапевта опросили, сейчас ждут заключение судмедэкспертизы, чтобы можно было делать какие-то выводы. Продолжается досудебное расследование, сообщают «Факты».