Запорожанка месяц провела на корабле, развенчивая иностранцам мифы об Украине

923

26-летняя журналистка и участница социальных проектов для молодежи Анна Бобино побывала в Японии, Новой Зеландии и Фиджи, путешествуя 30 дней на теплоходе.

После возвращения в Запорожье мы встретились с Аней, чтобы расспросить ее о программе, в которой она участвовала и заодно поделиться впечатлениями.

– Расскажи, пожалуйста, что представляет собой проект и участвовала ли Украина в нем ранее?

– Это программа Ship for World Youth Leaders Program, сокращенно – SWY) работает уже 29 последних лет. Огромный корабль объединяет лидеров из 11 стран. Одиннадцатая страна – это Япония. Программа изначально нацелена на мультикультурный обмен и налаживание межнациональных связей. Одно из главных условий – это половина участников японцы. В нашем случае было 240 участников и из них 120 японцев. И делегации из 10 стран, в которые вошли по 12 человек.

Украину, кстати, пригласили в первый раз. Мы очень случайно туда попали, а вот Россия участвовала несколько раз. Япония тратит на проект ежегодно 5 миллионов долларов.

– Как тебе удалось попасть в состав делегации?

– Летом Министерство молодежи и спорта объявило открытый конкурс. 4 человека отбирались по квоте: человек от Верховной Рады, еще один – от Министерства молодежи и спорта, одного выбрало посольство Японии в Украине и остальные 8 человек – 4 мальчика и 4 девочки уже искали через открытый конкурс. То есть было всего 4 вакантных места. Нужно было отправить резюме, мотивационное письмо на английском письме и презентационное трехминутное видео, на котором кандидат должен был объяснить, почему именно он должен пройти в состав делегации и как он сможет презентовать Украину на международном уровне.

Если не ошибаюсь, около 200 заявок всего поступило. Как по мне, это немного, может, недостаточное промо было. Но все ребята, которые подали заявки, очень сильные. Сужу об этом, поскольку вся информация была открытой. Это и активисты со своими молодежными центрами и инициативами, и молодые журналисты, и ораторы, депутаты горсоветов. Одна из девочек, которая прошла – Светлана Яровая – самый молодой депутат горсовета Винницы. Ей 25 лет. Команда у нас собралась очень сильная.

Если в других командах была разношерстная публика –дантист, танцовщица, то у нас люди, которые меняют Украину и имеют вагон с маленькой тележкой достижений в виде социальных проектов и инициатив.

По результатам этого резюме , видео и всего остального 25 человек пригласили на интервью в Министерство молодежи и спорта. Если честно, обстановка была очень напряженной. Интервью было на английском и 12 человек на тебя при этом смотрят в упор, а ты один.

– Если вдруг сейчас это интервью читает будущий участник программы, о чем были вопросы на собеседовании?

– Вопросы были совсем неожиданными, не о моих каких-то проектах, о том кем я себя вижу, а о том, что я знаю о японских видах спорта, чем отличается королевство Тонга от Фиджи. Я к этому была не готова.

– Почему ты вообще решила участвовать в программе?

– Во-первых мне хотелось презентовать миру Украину. Не поверите, но
везде, куда не заходила на просторах интерната, видела рекламу и подумала ,что это знак. Японская культура мне давно очень близка. Когда я закончила школу, я хотела даже поступать на японскую филологию, но это было очень дорого, поэтому пришлось учиться на журналистике. Японская филология стоила в три раза дороже. Я влюблена в японцев и до сих пор со многими общаюсь в интернете. Надеюсь нам удастся увидеться в Украине.

–Большую часть времени Вы проводили на корабле. Расскажи о том, как проходил твой обычный день

– Мы действительно провели на большом 7-этажном теплоходе около 30 дней. Нас поделили на группы, в которых мы учились и презентовали свои проекты. Например, моя группа исследовала и думала как решить проблему чрезмерного расходования ресурсов.

Вообще свободного времени почти не было, поскольку кроме обучения у нас были и всевозможные презентации.

Например, на социально-политической мы рассказывали, что такое Украина, какой ее политический устрой, про историю и то ,как она стала той, какая она есть сейчас. А на культурной мы и танцевали в национальных костюмах, и пели. И если другие на этом ограничились, мы пошли дальше: рассказали украинскую историю, разрушили стереотипы, и показали трагические моменты, такие как Голодомор, татарский геноцид в Крыму и известных украинцев. Все во время показа и плакали, и смеялись. Мы готовили презентацию всей командой 5 месяцев.

– Какие стереотипы были у остальных по поводу Украины?

– До того, как мы начали близко общаться, главный стереотип, что у нас в стране много пьют. Но самый главный месседж, что мы часть России: «О, а что Украина – это не Россия»? И мы постоянно объясняли, что такое Украина, что мы не часть Россия, у нас другая культура и традиции.
Второй стереотип – это красивые девушки. Нам об этом говорили всякий раз, когда мы заходили. Но у нас реально были симпатичные девочки.

– Кроме того, что мы часть России, какие еще пришлось развинчивать мифы?

– Никто вообще ничего не знал о нашей ситуации, кроме того что была какая-то Революция и теперь кто-то стреляет. Что происходит никто не знал. И это была одна из наших основных целей, которую мы достигали. Кроме личностного общения, в котором мы объясняли что такое АТО и почему часть Украины оккупирована Россией. Мы еще провели два кинопоказа ленты о Майдане «Winter on fire» и после этого нам было легче донести, что произошло. Фильм зашел очень хорошо, многие показывали фильмы, но наш прошел с абсолютным аншлагом. Первый раз был переполнен зал, поэтому нам пришлось провести второй кинопоказ в большом зале.

Японцы – очень ранимые. Они очень сильно плакали и что самое странное мы показали Майдан и это было только начало того, что после происходило в Украине, а для них это уже был перебор.

– Кроме презентаций вы же еще и семинары проводили. О чем был твой?

– Я проводила семинар вместе с Алисой Березовской по гибридной войне в условиях информационной на примерах российской пропаганды Я была удивлена, когда мы спросили, что такое гибридная война, руку поднял только один участник. Они не знали, что такое вообще существует. Хотя мы столько в этом варимся, что мне кажется спроси любого ребенка, что такое информационная война и он скажет это то, что по телеку показывает. Очень многие заинтересовались, попросили материалы.

– Вы развинчивали мифы об Украине, а какой-то твой  разрушился?

– Я очень много за последнее время смогла пообщаться с ребятами из разных стран и могу развенчать миф многих о том, что нечего делать в Украине и в Запорожье в целом, мол, надо отсюда уезжать.

Так вот я скажу, что наша страна и люди очень умные и развитые. Наше гражданское общество развивается такими нереальными темпами, что многим до нас далеко. Конечно, во многом это из-за той сложной ситуации, что сложилась. Но мы нереально крутые.

– Что было лично для тебя самым сложным. Знаю, что не было интернета на корабле.

– Для многих это было ужасным шоком ,но я была счастлива, что нет интернета. Даже когда мы выходили в портах, все пытались законнектиться, а я нет. Наверное, из-за плохого предчувствия, что дома могло что-то произойти за время моего отсутствия и я не очень хотела получать плохие новости. Я уважаю это условие программы.

Самым тяжелым физически была тряска. Первые несколько дней буквально ездили стулья, ты не понимаешь что происходит. Плюс у нас 5 раз была эпидемия гриппа инфлюэнца. Мы ходили в масках и не выходили из своих кают, делая там свои задания.

– Что ты нового открыла для себя в личном общении с другими участниками?

– Я больше всего общалась с японцами. Это очень закрытая нация с закрытой культурой и по моему мнению одной из целью программы было раскрепостить японцев, которым сложно высказывать свои эмоции. Я считаю, что лично хорошо справилась с поставленной задачей.

– Что японцы больше всего спрашивали об Украине? Это политические моменты или все же личные?

– Совсем немного о политической ситуации в Крыму и восточной части Украина. Больше спрашивали о том ,какие они среднестатистические украинцы? Высокие, низкие, веселые или закрытые. Нормально ли для нас улыбаться? Мы очень любим тактильные контакты по сравнению с другими нациями. Даже на корабле часто мы идем и обнимаемся с другими украинцами или бразильцами, потому что просто рады видеть друг друга.

А еще как мы строим отношения. Японцам очень тяжело сделать первый шаг: взяться за руки или поцеловаться. Я даже проводила среди парней воспитательную работу. В итоге мои друзья Кохе и Мария сейчас вместе.

– Наверняка было много красивых мест и моментов, можешь выделить какой-нибудь один. Что запомнилось больше всего?

– У нас была локальная программа, в рамках которой в Японии мы должны были прожить несколько дней в семье в префектории Ямагути. Вообще все, что происходило в программе было очень своевременным и правильным. Почему-то именно нашу делегацию отправили в эту префектуру. Мы как только прилетели, я поняла, что это вылитый Крым. Я все время говорю, что очень скучаю по этому месту и после оккупации там ни разу не была я все время плакала, потому что я ехала и думала: вот это похоже на дорогу в Севастополь, а это вылитая Ялта, а это Алушта.

– После твоей невероятной поездки появились ли какие-нибудь идеи для новых проектов?

– Безусловно. После общения с моим теперь уже другом из Египта у меня возникло желание организовать проект по профориентации для школьников. Кроме того, появились идеи как более рационально использовать еду, которая остается в ресторанах. А еще как выпускники SWY-29 наша команда также должна будет подготовить совместный проект и задействовать японскую сторону.

Надеюсь, что в скором времени на базе нашего коворкинга я расскажу о своем опыте и запорожцам.

После интервью Аня подарила нам сувениры из Японии, похвасталась вырезками из местных газет, в которых написали о ней и познакомила нас по скайпу со своим другом-японцем.

Алина Новгородцева, Екатерина Клочко