Facebook как неизбежность

На минувшей неделе произошёл интересный и очень показательный случай. Военные 41-го мотопехотного батальона уничтожили БМП пророссийских боевиков под Новотроицким и выложили видео операции в Facebook, предварительно зачистив всё, что могло выдать позиции украинских войск или закрытую информацию. Видео набрало более 30 тысяч просмотров всего за несколько часов (на данный момент – более 64 тысяч), после чего кто-то из командиров распорядился это видео удалить. Военные, среди которых популярный блогер Мартин Брест, написали следующий пост – о том, что от них требуют удалить видеозапись, которая мотивирует и армию, и весь украинский народ.

После этого поста военным позвонил лично Президент Украины Пётр Порошенко. Он уточнил подробности уничтожения вражеской техники, назвал Россию «Мордором» и похвалил бойцов за службу. После этого в сети появилось следующее вирусное видео – украинского бойца, который сидит в армейском кунге и, смущенно улыбаясь, разговаривает с Верховным Главнокомандующим своей страны.

Первое видео, разумеется, никто не удалил.

Это я к чему. Собственно, это всего лишь один из самых ярких показателей того, насколько влиятельными стали социальные сети в Украине. Сразу уточняю: это касается не всех социальных сетей, а только Facebook, который негласно считается «соцсетью для принимающих решения»: аудитория «Вконтакте» слишком молода, пользователи «Одноклассников», наоборот, слишком стары. А пользователи Facebook примерно между этиму двумя полюсами: слишком молоды, чтобы постить иконы матушки Матроны, но уже и не школьники, чтобы восторгаться российской попсой и мемами из «МДК». Золотая середина. Причём середина весьма и весьма политизированная: в Facebook имеют аккаунты первые лица Украины и мира, подавляющее большинство политиков и общественных организаций. Нередки случаи, когда после постов в украинском сегменте Facebook увольняли полицейских, открывали уголовные дела на чиновников,  политики теряли ощутимые проценты рейтинга. Что тут говорить, если Евромайдан начался после поста журналиста Мустафы Найема в том самом Facebook!

Тот самый пост Мустафы Найема, с которого начался Евромайдан

Проблема одна: в Запорожье оно не работает. Ну, скажем так: почти не работает. Перенести ещё не открывшийся МАФ на бульваре Шевченко – тут Facebook может помочь, и то потому, что соцсети стали одним из главных источников информации для традиционных СМИ. Но уволить зажравшегося чиновника вы вряд ли сможете. И мэр вам после резонансного поста не позвонит.

Пока.

Дело в том, что есть процессы, которые до Запорожья доходят с опозданием. Собственно, так поступают почти все процессы, и тотальная интернетизация – среди них. В Украине уже более 5 миллионов пользователей Facebook (годовой прирост – 30%), но в Запорожье этой соцсетью пользуется всего около 11% всех пользователей Интернета. Однако даже если процент пользователей останется прежним, количество подключенных к Интернету непрерывно растёт. Это означает, что влияние социальных сетей будет постоянно расти вместе с количеством зарегистрированных пользователей.

Сделаем паузу и послушаем историю. В прошлом году автор этих строк стал свидетелем крайне неприятной сцены с участием сотрудников милиции. Пришлось написать обращение в правоохранительные органы плюс пост в Facebook. Официальное обращение ждала незавидная судьба: вскоре оно было закрыто «за отсутствием доказательств». Больше документов я писать не стал по причине их полной бесполезности, а написал второй пост в Facebook с новыми данными. После этого поста проштрафившегося правоохранителя моментально уволили.

Важное дополнение: на посты отреагировал народный депутат, тогда – советник министра внутренних дел Антон Геращенко, который занялся этим делом и привлекал к нему внимание в Киеве. Несложно догадаться, что без социальных сетей дело бы попросту замяли.

Страница губернатора Запорожской области Константина Брыля. Не знаем, кто ведёт эту страницу за него, но получается у него отвратительно
Страница губернатора Запорожской области Константина Брыля. Не знаем, кто ведёт эту страницу за него, но получается у него отвратительно

Эта история довольно показательна не только как индикатор реальных возможностей социальных сетей. Она показывает отношение к соцсетям среди запорожских чиновников, силовиков и политиков. На данный момент они к Facebook относятся с лёгкой опаской и тяжёлым непониманием. Да, большинство политиков имеет в Facebook аккаунты – и им можно написать много тёплых слов в комментарии или личные сообщения. Но в подавляющем большинстве страницы этих чиновников и политиков ведёт пресс-служба, и посты в них унылы и скучны. Не верите – зайдите на страницы губернатора Константина Брыля или, например, мэра Запорожья Владимира Буряка. Как реальный индикатор настроений в городе и средство коммуникации с избирателем соцсети используют, пожалуй, только депутаты горсовета от «УКРОПа» и «Солидарности», и то далеко не все (и далеко не так, как надо: например, журналисты сайта 061.ua уличили лидера запорожского «УКРОПа» Ярослава Гришина в том, что его страничку ведут другие люди). Также на сообщения в Facebook реагирует новая патрульная полиция. И, пожалуй, всё.

Однако это уже прогресс.

Мэр Запорожья Владимир Буряк (или кто там ведёт его страницу) пишет так, что от скуки и официоза сводит скулы
Мэр Запорожья Владимир Буряк (или кто там ведёт его страницу) пишет так, что от скуки и официоза сводит скулы

Уже сейчас сообщения из Facebook подхватывают запорожские СМИ. Уже сейчас с помощью Facebook запорожцы объединяются и устраивают акции протеста. Уже сейчас Facebook может помочь вам не выходя из дома сообщить о своей проблеме депутату. Это – уже сейчас и здесь, в нашем городе. А в ближайшем будущем до Запорожья всё же докатится киевская модель взаимоотношений «чиновник-соцсеть», и популярный пост от читаемого блогера сможет реально повлиять на ту или иную ситуацию в городе. Например, автора этих строк читают в Facebook около 9500 человек. Это больше, чем дневная аудитория подавляющего большинства запорожских новостных сайтов, и больше, чем еженедельный тираж почти любой газеты в Запорожской области. Это – на 80% заполненный стадион «Славутич-Арена». Это те, кто услышит, если вам будет что сказать.

Так почему бы вам не воспользоваться этим прямо сейчас?

 Юрий Гудыменко