Реальна ли «донецкая угроза»: исследование Forpost

Фото: Bloomberg

«Донецкие» всегда воспринимались в Запорожье как угроза. В очередной раз о злых и страшных «донецких» заговорили на минувших выборах, в которых довольно предсказуемо победил «Оппозиционных блок» и их неофициальный протеже Владимир Буряк. Forpost решил разобраться, так ли реальна эта угроза и существует ли она вообще.

thumb.php
Бывший «хозяин Донбасса», олигарх Ринат Ахметов. Фото: «Фокус»

Беженцы-фискалы

Начнём с небольшого экскурса в историю. При президенте Януковиче Запорожская область, как и вся Украина, контролировалась «донецким кланом» от и до. Запорожье оказалось встроена в «теневую вертикаль», и деньги из бизнеса и коммунальных предприятий потекли широкой рекой в карманы «Семьи» Януковича. В обратном направлении текли распоряжения областным и городским чиновникам.

Потом случилась революция, а после революции началась война. В нашу область хлынули десятки тысяч беженцев из Донецкой и Луганской областей, что вызвало тихое негодование многих запорожцев, иногда перераставшее в спонтанные драки с обоюдными криками «наших бьют!». Позже фронт стабилизировался и многие из них вернулись домой, на оккупированные или уже освобождённые территории. Однако по состоянию на май текущего года в Запорожской области осталось чуть менее 70 тысяч человек из Луганской и Донецкой областей. Общее население области составляет около 1,7 млн человек. В процентном соотношении переселенцы похожи на каплю в море – их менее 4% населения нашей области.

Вслед за обычными беженцами, спасавшими свои жизни, в Запорожье переехали из оккупированных территорий и сотрудники разнообразных государственных ведомств, которые были перераспределены в нашу область для работы. Особенно много их оказалось в Государственной фискальной службе (впрочем, выходцев из Донецкой и Луганской областей там было много ещё при Януковиче). Например, первый замначальника ГФС в Запорожской области Дмитрий Кучеров родился в Луганской области и работал в ней вплоть до начала войны, а в Запорожье попал только летом 2015 года. Из той же Луганской области и замначальника ГУ ГФС в Запорожской области Елена Хотенко, но тут ситуация другая: почти весь свой трудовой стаж Елена получила, работая на Западной и Центральной Украине. В Запорожье она тоже попала в прошлом, 2015 году.

Особое внимание авторов привлёк ещё один высокопоставленный сотрудник запорожской фискальной службы, начальник налоговой инспекции Орджоникидзевского района Георгий Рассолов. И внимание он привлёк не своими связями с Донецкой областью, из которой он уехал много лет назад, а странностями своей декларации. Согласно ей, Рассолов зарабатывает в среднем 4500 гривен в месяц и не имеет машины, но при этом его семья имеет доход в более чем 3,5 млн гривен, три дома (два из них на оккупированной территории – в Донецке и Харцызске) и три дорогих авто: Mazda 6, Lexus RX350 и Audi Q7. Пикантность ситуации в том, что судя по открытым данным, бизнесом может заниматься только жена Георгия Рассолова, которая зарегистрирована как частный предприниматель в налоговой оккупированного  Харцызска. Однако журналистам не удалось найти ни одного свидетельства ведения женой налогового инспектора хоть мало-мальски прибыльного бизнеса. Надеемся, служба внутренней безопасности фискальной службы знает больше нас.

Экс-«донецкие»

Уроженцы Донецка Константин Брыль и Григорий Самардак. Фото: rupor.today
Уроженцы Донецка Константин Брыль и Григорий Самардак. Фото: rupor.today

Вообще, если заглянуть в биографии первых запорожских лиц, то можно действительно поверить в то, что «донецкие» захватили Запорожье под корень. В Донецке родился губернатор Запорожской области Константин Брыль.  Оттуда же родом и глава Запорожского облсовета Григорий Самардак. Прокурор Запорожской области Александр Шацкий родился в городе Снежное Донецкой области…

…Однако все вышеперечисленные деятели покинули родной Донбасс ещё в ранние годы жизни. И Самардак, и Шацкий работали и жили в Запорожье десятилетиями, а Брыль трудился в Киеве, где дослужился до генеральской должности. Так что бывшие «донецкие» давно и надёжно стали «запорожскими».

Единственные, кого по сути в Запорожье можно назвать «донецкими» — это условный «запорожсталевский клан», который сформировался вокруг заводов Рината Ахметова и областной структуры «Оппозиционного блока». Руководит и заводами, и партией на областном уровне Ростислав Шурма. Сам он, правда, родился во Львове, однако в структурах Ахметова он работает уже много лет, да и впервые в политику попал именно в Донецке – как депутат областного совета. Оттуда же, из Львова, и первый заместитель мэра Запорожья Сергей Мешок. Сам мэр Владимир Буряк, также теснейшим образом связанный с «донецким кланом», родом из Днепропетровской области. И несмотря на то, что после начала антитеррористической операции из Донецка в Запорожье переехали многие сотрудники компаний Рината Ахметова, всё же в политической сфере более-менее значимого наплыва «донецких» замечено не было. Можно отметить разве что одну знаковую личность: Людмилу Любим, директора Запорожского областного фонда поддержки индивидуального жилого строительства в селе.

Людмила Людим родом из города Краматорска Донецкой области. В Запорожскую область она пришла при Януковиче как приближённое лицо сына тогдашнего Генпрокурора Украины – Артёма Пшонки, который стал народным депутатом, избравшись по одному из округов Запорожской области. Официальная помощница Пшонки-младшего Любим плотно осела в областной власти, не пожелав покидать занимаемые кресла и после Майдана. В минувшем году она вновь стала депутатом Запорожского областного совета – в этот раз не от «Партии регионов», а от «Оппозиционного блока». Возвращаться в освобождённый украинскими бойцами Краматорск она, судя по всему, в ближайшее время не собирается.

Людмила Любим (в центре). Фото: страница Людмилы Любим в социальной сети "Вконтакте"
Людмила Любим (в центре). Фото: страница Людмилы Любим в социальной сети «Вконтакте»

Подведём итоги. Настоящего «засилья донецких» в Запорожье не наблюдается, однако само словосочетание «донецкая угроза» выступило довольно успешным мобилизационным слоганом для сплочения условно демократического электората – им, например, пользовался бывший мэр Запорожья Александр Син, пытаясь застолбить за собой кресло на второй срок. Даже настоящие «донецкие» в лице представителей Рината Ахметова, стараются пользоваться запорожскими кадрами. Однако сам факт того, что «донецкая угроза» уже несколько лет служит раздражителем для запорожцев, указывает на важную болезнь региона: отсутствие сильной, крепкой, сформировавшейся элиты. В конце концов, ни в одной области Украины не говорят о «нашествии запорожцев» и «запорожской угрозе». Запорожью же постоянно кто-то угрожает: то «донецкие», то «днепропетровские», а теперь, вероятно, начнут угрожать и «винницкие». И это – настоящая проблема.