Мать умершего от малярии запорожца: “Врачи, убившие моего сына, – врут”

2553

Семья инженера “Мотор Сичи”, который скончался от малярии, слабо верит в то, что сможет добиться справедливого наказания и хочет предупредить остальных: запорожские врачи не готовы лечить тропические болезни и брать на себя ответственность.

42-летний работник “Мотор Сичи” Андрей бредил самолетами с детства. Его мать – Любовь Ивановна вспоминает, что их фигурками были заставлены все полки.

Только три года назад ему наконец удалось добиться мечты всей жизни и наконец-то попасть в ремонтный цех и заниматься любимым делом – реанимировать двигатели самолетов.

Для этого запорожского инженера вместе с коллегой отправили на несколько месяцев в Судан.

С командировки Андрей вернулся в канун Нового года, а недомогание почувствовал только 4 января.

У мужчины поднялась температура, появилась слабость. На следующий день его отправили в поликлинику “Мотор Сич”, где без каких-либо анализов поставили диагноз: ОРВИ.

Объяснили, что, мол, праздники, и лаборатория не работает.

Следующие несколько дней пациент лечили стандартно: ставили капельницы и кормили таблетками от простуды.

“Уже позже нам так и сказали – эпидемия же гриппа в городе, мы и подумать не могли, что это малярия” – вспоминает мать умершего заводчанина.

И только спустя почти неделю медики наконец взяли анализ и ужаснулись: малярия успела поразить практически все органы. Мужчину срочно доставили в инфекционную больницу, где медики сделали все возможное, но время было упущено.

Сердце разрывается читать в СМИ о том, что мой сын поздно обратился за помощью, но это не так. Он предупредил врачей о том, что вернулся с африканской страны, но никто и слушать не стал” – сокрушается Любовь Ивановна.

Узнав о диагнозе, родные подняли на уши всех коллег с завода, которые привозили лекарства со всего мира, но и тут возникла проблема. Оказалось, что несертифицированные препараты в наших медучреждениях попросту не могут колоть:

“ Нам сказали, что если бы Анрюшенька остался в Судане, его бы поставили на ноги за три дня. Сейчас многие наконец-то получили возможность путешествовать по миру и никто не застрахован от того, что привезя редкую болезнь, ее попросту не смогут вылечить наши врачи. Они к этому не готовы”- уверена женщина.

Мужчина так и не вышел из комы. Вскрытие показало, что тропическая малярия поразила все органы, начиная от легких, заканчивая головным мозгом:

“За всю жизнь Андрей болел разве что насморком и тут за пять дней врачи убили абсолютно здорового мужчину. Это убийство. Другим словом я это назвать не могу.

На «Мотор Сичи» сейчас проводит служебное расследование комиссия Гоструда. Со слов Любови Ивановной, с сотрудниками, выезжающими за границу, тем более в страны, где распространена малярия, должен был каждые несколько месяц разговаривать инфекционист. Однако никакой разъяснительной работы не проводилось.

Не знаю почему ребята не пили лекарства, они были проинструктированы – коротко прокомментировал телеканалу СТБ директор по связям с обществнностью «Мотор Сичи» Анатолий Малыш.

Со слов шокированной женщины, ей сразу сказали, что добиться справедливости шансов практически нет и попросили не высовываться, чтобы еще больше не навредить ситуации:

“В нашей семье нет столько времени и денег, чтобы годами судиться с врачами. Многие нам так и сказали: не высовывайтесь и интервью не давайте. Тем более и на руках у нас практически нет никаких документов, ведь расследование еще не закончили. Уже потом мы заметили ,что и в выписке изменилась дата его госпитализации на более позднюю. Врачи написали, что Андрей кашлял, чтобы оправдать диагноз ОРВИ, хотя это не так.

Никто до сих пор из врачей не наказан, они так и продолжают работать дальше, ожидая, что кто-нибудь еще привезет тропическую болезнь”, — сокрушается Любовь Ивановна.

Вместо послесловия. Трехлетний сын заводчанина до сих пор выглядывает отца, часами заглядывая в глазок. Он не может понять, почему вещи папы есть, а его самого – нет. А еще мечтает вырасти таким же сильным.

Без отца готовится пойти на школьный выпускной и старшая дочь. Жена запорожца осталась одна в декрете с двумя детьми и пожилыми родителями, нуждающимися в постоянном уходе.

Алина Новгородцева